Библиограф - русские авторы. Выпуск 070



structured settlement companies eaad68b6 секс порно он |

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 070 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 139. Кураев А. - Кучкина О.

В этой главе опубликовано


Купцов Василий - Моцарт И Сальери, Дубль Два
«Прости меня, Александр Сергеевич!»
"“Я опоздал родиться”. Опоздал? Ну почему же я, несчастный Моцарт, страдать все время должен от того, что некто, именем Антонио Сальери, успел родиться раньше на шесть лет.

Ведь он же пустоцвет, ведь он же бездарь?
«Волшебную» мне «флейту» освистали… Тупицы, бездари! Ну, а его пустые побрякушки успех имеют громкий… У кого? У публики тупой, что в музыке не смыслит ничего!
И все — ему. И деньги, и монарха благосклонность, и слава, слава… Директор оперного театра! Вот и капелла придворная его… А мне, что мне, свист публики — и только?!
Я опоздал… Но почему же опоздал? Ведь и отец мой, Леопольд, он сделал все, чтоб я сумел нагнать. Учил меня, страдал, ночей не спал.

И выучил, сумел. Ведь в возрасте я шестилетнем давал концерты и в империи Австрийской, в Германских княжествах, во Франции, на Альбионе даже... Играл я, музыку писал, и дни и ночи я сидел за клавесином.

И что ж? Каков мой титул? “Ученой обезьянкой”, не больше и не меньше, назван был — и только… О почему, ну почему, никто не видит, что я гений?! Ну, разве просто так не видно сразу, что лучше музыки моей никто не сочинял еще? Что лучший я, что Богу равен?
Еще и в плагиате обвиняют. Смешно! Ведь я могу сыграть мелодию любую наизнанку, иль вывернуть симфонию любую хоть задом наперед.

Да я вниз головой сыграю! Но — становлюсь я в их глазах презренным акробатом, не более. Как шулер, мол! Сжигаю свой талант… О, здесь-то мой талант все признают — мол, тратит он талант на развлеченья, пьет.

И что забыл искусство ради дам. Все это ерунда!
А, может, впрямь всему виной Сальери? Ведь если бы не он, то мне б сейчас рукоплескали, мои лишь оперы звучали бы везде и всюдуј Да что там говорить! Моей капелла б стала, и моим театр, и был бы я придворным музыкантом.

И деньги, были б деньги у меня! И слава!! Женщины, в конце концов!!!
Но что же делать? Ведь Сальери, хоть старше он меня, здоров, как дуб и крепок. Не слишком много пьет вина, и с девками распутными гулять не любит. И проживет, видать, еще не мало.

Вот кабы смерть его прибрала чуть пораньше… Но — как? Случайность? Нет, случайности бывают лишь типа одного — когда теряешь сам ты кошелек, или любимая тебя бросает. А этот будет жить!

И жить богато… Мои деньжата получая, заняв то место, что моим должно бы быть. И тратя деньги те, что мне предназначались, обидно мне! Особенно!
Нет! Я сам, я сам, своею собственной рукою должен… Но что? Дуэль? Нет, стану я посмешищем, не боле! Тогда нанять убийцу?

Так где же деньги взять, ведь душегубу надо заплатить? Так что же?! Сам…
Я сам. Но это — сказать лишь просто. Как? Удар из-за угла?

Ну да… Ведь посильней меня, проклятый он, придворный капельмейстер. Опять же — драка и возня. Кровь… А потом убийцу сыщут!

Нет, надо так, чтоб — наверняка, и риску не было б, и шума. Вот — заболел нежданно, да помер, и врачи бессильны были…
Так значит — яд. Ну, что ж, не первый я, и не последний, уж точно, кто к средству верному прибегнуть рискнул. И яд ведь есть, надежный яд, достался мне давненько, но — до сих пор силен. Он действует не сразу, мой милый яд, на ужин принятый, лишь к ночи к смерти он приводит.

Без вкуса и без запаха, испил — и не заметил!
Что ж, решено? Что решено?! Убийцей стать? Позор? Но почему ж… Когда других путей Судьба

Купцов Василий - Монета
Купцов Василий - Моцарт И Сальери, Дубль Два
Купцов Василий - По Праву Последнего
Купцов Василий - Последний Леший
Купцов Василий - Предсказания Анны
Купцов Василий - Проект Архипелаг
Купцов Василий - Проект 'архипелаг'
Купцов Василий - Просто Шутки
Купцов Василий - Рассказики
Купцов Василий - Рожденный Толстым Летать Не Сможет!
Продолжение главы 139

Глава 140. Кучма Е. - Кюстенмахер В.

В этой главе опубликовано


Кушталов Александр - Дело Об Обойных Маньяках
Уважаемые читатели! Я был вынужден написать данное предисловие, чтобы вы
ненароком не подумали, будто бы я взялся не за свое дело. Мой читатель, уже
привыкший за время нашего общения к моему реалистическому слогу, мог бы
оказаться в недоумении, начав читать текст без этих предварительных ремарок.
Однако настоящие записки попали ко мне совершенно случайно при
обстоятельствах, которые не имеет смысла здесь описывать. Но это не я
заканчивал Первый медицинский, и Холмского я также не имею чести знать. К
сожалению, связаться с автором мне не удалось. Сами же записки показались мне
интересными. Поэтому, незначительно подправив кое-где стилистику, я
представляю их широкой общественности. Поскольку записки никак не были
озаглавлены, мне пришлось дать им и свое название. Но, в любом случае, я несу
какую-то ответственность за их публикацию, поэтому возможные вопросы прошу
направлять мне.
1. Явление героев
После окончания Первого медицинского мне недолго удалось попрактиковать в
Москве, - я был срочно направлен на военную службу. Там мне по-армейски прямо
предложили на выбор два варианта: молотить полный срок где-нибудь у черта на
рогах, в забытом Богом и людьми Северном округе за полярным кругом, или год в
горячей Чечне. Я подумал и выбрал второе, понадеявшись на свою природную
везучесть. Кроме того, мне там предложили место ассистента хирурга, и я
надеялся в реальной обстановке значительно улучшить свои практические навыки.
Полгода пролетели незаметно, и когда я уже было собирался отпраздновать
это знаменательное для меня событие, меня подстерег снайпер. Пуля пробила
левое легкое недалеко от сердца. На этом служба моя была закончена
окончательно. Дальше месяц без движения в полевом госпитале под Грозным, затем
еще полгода в госпитале имени Вишневского, в ближнем Подмосковье. В последнем
заслуживал внимания лозунг, встречающий всех прибывающих в приемное отделение:
"Медицина - это не сфера обслуживания, а отрасль промышленности!" Мне
оставалось только почувствовать себя чугунной болванкой в горячем
сталелитейном цехе этого славного медицинского предприятия. Но на этот раз все
закончилось для меня хорошо. И я всего через шесть месяцев вышел за ворота
медицинского учреждения вполне выздоровевшим и радостным, но изможденным до
полного истощения. В Москве родительская квартира была давно поделена между
моими родными сестрами, поэтому, несмотря на свою московскую прописку,
пришлось мне устраиваться в другом месте.
Сначала я поселился в недорогой гостинице "Восток" возле ВДНХ, но быстро
понял, что пенсии, установленной отечески-заботливым правительством хватает от
силы на ежедневное пиво, и поэтому нужно срочно искать жилье подешевле, а
заодно и подыскивать себе не обременительную для здоровья работу. Именно в
таком невеселом настроении я и встретился со своим бывшим сослуживцем по
Чечне, Сергеем К., который также недавно вернулся оттуда.
После восторженных приветствий мы зашли в небольшое кафе, пообедать.
Там-то среди шумных воспоминаний о совместном прошлом и прочего разговора я и
рассказал ему, что подыскиваю себе недорогое жилье.
- Интересно, как порой причудливо сочетаются цветные камешки в
калейдоскопе людских судеб! - заметил на это К. - Именно сегодня у меня
случайно есть для тебя прекрасное предложение: один мой хороший знакомый как
раз сегодня утром сказал мне, что ищет себе компаньона для совместного
проживания.

Продолжение главы 140