eaad68b6

Кучаев Андрей - В Германском Плену



Андрей Кучаев
В германском плену
ПЛЕНЕНИЕ
Вместо предисловия
Кто как попадает в плен. .
Для того, чтобы попасть в плен, нужна война.
Война и началась. Незаметно. Всех против всех. И мои соотечественники
напали на меня. Я оказался в окопе. Оборвалась связь. Огонь, который я пытался
вызвать для огневой поддержки, оказался огнем по мне: "Вызываю огонь на себя"
- не мой девиз, но я вызвал.
Первыми по выстрелу сделали друзья: "А чего ты, в самом деле, тут
делаешь?" "Ты что, не понимаешь, что поезд ушел?" "Вместе с платформой,-
добавил один остряк.- Поезжай в Израиль!" "Но я же русский!" - парировал я
штыковой удар. "Не важно. У тебя жена - с этим самым пунктом. Сделают вызов
для нее - вместе отчалите!"
На дне окопа жена перевязала мои раны. "Я не поеду туда,- сказала она.-
Там жарко - раз. Моих детей там возьмут в армию - два". Это была атака с тыла.
Мы стали сводить концы с концами, пытаясь использовать передышку в боевых
действиях, чтобы наладить боевое обеспечение - провиант, боеприпасы: она
рисовала, я писал, в промежутках (только чего промежутках!) мы торговали на
вещевом рынке чужими вещами, пока это имело смысл. После захода противника с
фланга - нас слегка обчистили на рынке - мы капитулировали. Друг сообщил, что
Германия принимает пятый пункт. Жена подала документы. Я не возражал.
Рано утром под нашу дверь подсунули пакет. В пакете было приглашение
немецкого правительства переселиться в Дойчланд. Приглашение в плен.
Добровольно. Жена сдалась. Куда я без нее? Я отправился следом.
Нет, мы не были вольными искателями приключений. Мы не были плейбоями,
плейгёрлами или диссидентами. Эти все давно "отчалили". Этот народ уже
возвращался! Возвращался из плена, куда "герои" попали в честном бою. Их и
встречали как героев. Нас, малодушных, даже не провожали. Нас спроваживали -
лишние рты, лишние притязания, лишние претенденты. Тихо отплыли мы.
Плен есть плен. Что было дальше? Читайте, если интересно.
СТРАСБУРГСКАЯ АЛЛЕЯ
"Кстати, знаете ли вы, как по-арабски называется Иордан? Очень просто:
Шариат, что значит всего-навсего "водопой"". Это из "Весны в Иудее" Бунина. Из
сборника "Темные аллеи". Даже в этой оторванной от целого фразе сквозит тоска.
Тоска эмигранта. Мои герои - тоже эмигранты, они уехали на семь десятков лет
позднее героев Бунина. Только тоска осталась той же. Кто-то живет в Израиле,
"Иудее". Кто-то здесь, в Германии, в центре Европы. В Берлине, на
Александерплатц поют и жонглируют уже герои Кунина. Цирк. Смех сквозь слезы.
Мои живут кто где, авторской волей я поселил их на одной улице. И не только
потому, что такая улица есть в моем городе. Просто мне нравится название -
"Страсбургская аллея"... Длинная, от Аугсбурга до Гамбурга или от Амстердама
до Праги, она никогда не пересечется с Остоженкой или Арбатом. Но жители ее
радуются и плачут, ссорятся или развлекаются, работают или учатся, стараясь не
думать хотя бы днем об этом прискорбном факте. Так только, иногда, глядя на
камни с надписями на уже знакомом языке, что лежат на ухоженных участках
фридхофа, подумают: "Если и мне лежать здесь, а не на Ваганьковском или
Митинском, то уж по ту сторону я обязательно попаду "домой"..."
Дома моего героя звали Алешей.
Алеша в России занимался тем же, чем и все: ничем путным. Теперь, как
известно, это зовется "бизнесом". Он переправлял какие-то обои из Прибалтики.
Занимался лесозаготовками для строительства подмосковных коттеджей. Потом
книгами: поставки и реализация. Разок смотался в Кит



Назад