eaad68b6

Кучерова Лариса - Протеид



КУЧЕРОВА ЛАРИСА
ПРОТЕИД
Часть 1.
  
   ИСТОРИЯ КОРОНАЦИИ АДЕЛЬФИНЫ ПЕРВОЙ.
   ПРОЛОГ.
   Протеида привлекла красочная вывеска. Сверху мелкими буквами написано антикварная лавка господина Канно, диковинки со всех островов Архипелага. Рядом, для неграмотных нарисована целая картина.

Грубо изображен Архипелаг посреди когда-то синего, а теперь сильно выцветшего от солнца и дождей моря. К дому, который высится в самом центре самого большого острова, и, верно, изображает означенную лавку, на позолоченных крылышках слетаются различные диковинки: бусы, статуэтки, книги, оружие.

Протеид усмехнулся наивной символике картинки, несильно потянул тяжелую, укрепленную железом дверь. Переступил высокий, тоже обитый металлом порог. В глубине лавки нежно зазвенел колокольчик.
   Хозяин, сам господин Канно, поднял увенчанную потертой войлочной шапочкой, лысую голову. Лицо господина Канно пересекал старый кривой шрам. Из-за этого шрама левая щека казалась неподвижной.

Угол рта перекривился в вечной печальной усмешке. Левый вытекший глаз прикрывала черная бархатная повязка. Зато правый сверкал ослепительно черным, драгоценным камнем.
  - Чем обязан? - Господин Канно, не спеша, поднял голову, вгляделся.
   Протеид вновь мучительно принялся вспоминать, где он видел негладкое, смуглое лицо со сверкающими глазами. Это желание вспомнить, и привело протеида в лавку. Он увидал господина Канно в прошлый вторник на базарной площади. Тот торговался с продавцом зелени.

Протеид хотел подойти, но что-то помешало. Целую неделю протеид мучался, пытаясь вспомнить, где он мог видеть господина Канно. И теперь, переборов непривычное смущение, наконец-то осмелился заглянуть в лавку. И вот тебе на!

Напоролся на столь невежливый прием.
  - Почему хозяин так грубо гостей встречает? - Протеид шагнул вперед. Свет нескольких свечей заиграл красным на золотой вышивке угольно-черного мундира. Господин Канно, узнав офицера, поторопился выйти из-за невысокой, похожей на бюро стойки, отодвинув в сторону большой, старинный фолиант.
  - Простите, ваша милость. Я старик, не узнал офицера гвардии его величества. Слепну.
  - А других посетителей вы не ждете?
  - У нас бедный квартал. - Господин Канно пожал перекошенными плечами. - Приезжие к нам не заходят, а у жителей нет достаточно денег, чтобы купить что бы то ни было. Обычно ко мне в лавку забегают мальчишки, чтобы подразнить.
  - Понимаю. - Протеид оглядел перекошенную, горбатую фигуру господина Канно, задержался взглядом на лишенной трех пальцев левой руке. - Почему же вы не переедете? В столице много площадей и шумных улиц. Можно снять дом в районе порта.

Там будет много покупателей.
  - Откуда у меня такие деньги? - господин Канно привычно передернул плечами, поправляя наброшенный плед. - Цены на дома в районе порта разорят и более богатого человека, нежели старик-антиквар. А потом здесь живут добрые, мирные люди.
   От этих слов в голове протеида что-то щелкнуло. Он увидал очень давнюю сцену. Далеко отсюда, в Аизланийском княжестве.

Грязный, жаркий город, вонь и крики. Треск факелов, приторный запах крови, лязг металла. Избиение грамотеев. И юркий, моложавый человек со сверкающими черными глазами неумело размахивает секирой на пороге своей лавчонки. Тогда они сожгли этот рассадник зла.

Хозяина сильно измордовали. Думали, убили. Однако нет, выжил.

И, оклемавшись, вновь открыл лавочку на другом конце Архипелага. Надо же, какой живучий старик! Сквозь неприятные мысли пробился голос хозяина лавочки:
  - А вот к услугам в



Назад