eaad68b6

Кухта Татьяна & Богданова Людмила - Сказка (Часть 1)



Кухта Татьяна, Богданова Людмила.
С К А З К А.
Лето 3700 от Сотворения света -
основание Вольного Ясеня.
Лето 3936 - появление Незримых.
Лето 3966 - исход дружины Винара.
Лето 4156 - Ясень начинает приносить
жертвы Дракону.
Лето 4186 - в Ясень пришла Золотоглазая.
Глава 1.
Желтые языки пламени лениво колыхались над землей. С реки тянуло резкой
прохладой. Вдали, в темноте, пронзительно закричала ночная птица. Люди,
сидевшие у костра, невольно вздрогнули.
- Подбрось-ка веток, Леська, - сказал приземистый, до глаз заросший
пастух. - Такие разговоры лучше бы вести при большом огне.
Девушка в холщовой рубахе до колен, подпоясанной кожаным ремешком,
послушно встала. Широколицый юноша-подпасок проводил ее тоскливым взглядом.
Его сосед, рыжеусый силач, потянулся к стоявшему рядом кувшину, отхлебнул
порядочный глоток:
- Разговоры как разговоры, друг Торас. А если подумать покрепче, странные
пришли времена.
Леська бросила в огонь охапку сушняка. Пламя взметнулось, осветив лица.
Девушка, присев на корточки, жадно вглядывалась в них.
- Почему странные, дядя Фарар? - тихо спросила она.
Фарар обернулся:
- А вот почему, Леська. Враг будто есть, а где - никто не знает. Так и
прежде было, но тогда наших отцов хранила мощь Ясеня. А нынче город ослаб. С
тех пор, как стал приносить жертвы Дракону...
- И мы с ним вместе! - выкрикнул Маст, тоже усатый и лысый, как колено.
- Верно. Город нам сейчас не защита. Так и тянет жутью, будто Незримые уже
за спиной...
Он оглянулся, оглянулись и другие. За кругом света было мрачно и тихо.
- Лучше уж молчать, - сплюнул Торас. - Ясеню мы не поможем, а Незримые...
Они везде. Все знают. Старый Коран проклинал Незримых и их прислужников, а где
он сейчас? И камня положить некуда. И ты, Фарар... я тебе друг, я тебя прошу,
поберегись. Леська вон, дитя неразумное, в рот тебе смотрит.
- Отец! - подскочила Леська. - Я и сама решать умею.
- Умеешь? В леса только бегаешь, травы сушишь, волхвом, что ли, стать
вздумала? Так ведь баб в волхвы не берут!
Пастухи расхохотались. Леська, сжав кулаки, обвела их гневным взглядом.
- Помолчали бы вы лучше... муж-чи-ны! - фыркнула она. - Силы в вас больше,
чем в быках стоялых, а сидите вон, как зайцы, хвосты поджавши, о врагах
шепчетесь. Во весь голос говорить разучились, еще не родившись! Правду говорит
Легенда - мужчины потеряли мужество.
- А женщины найдут, так? - подхватил Торас. - Кто-кто, а ты, дочка, этих
поисков не увидишь. И вряд ли кто увидит. Дева-Избавительница! Золотоглазая!
Сколько лет назад сгинули в Мертвом лесу те, кто ее предсказал, а она все не
приходит. Придет ли?
- Придет, - упрямо сказала Леська.
- Не верится что-то, - вздохнул Маст, почесав макушку. - Легенды, они
хороши, а жизнь потяжелее будет. Вот я слыхыл на торге...
Он не успел рассказать, что слыхал. Из темноты за Леськиной спиной
прозвучал незнакомый девичий голос:
- Вечер добрый!
Леська, вздрогнув, обернулась. Пастухи подняли головы. Девушка стояла
неясно освещенная вспышками пламени. Потом ступила ближе к свету.
Она оказалась немногим старше Леськи, в белом рубке до колен,
перехваченном плетеным пояском. Подол рубка и босые ноги были густо забрызганы
грязью, волосы в беспорядке рассыпались по плечам. Лицо у нее было простое и
усталое.
Пастухи молча разглядывали ее. Первым опомнился Торас.
- Вечер добрый, - степенно, как и полагается старшему, отозвался он. -
Далек ли твой путь?
- Да, очень, - сказала девушка. - Можно мне погреться? Ночь холодная.
- О



Назад