eaad68b6

Купцов Василий - Последний Леший



Василий Купцов
Последний леший
Героико-юмористические истории из жизни былинных богатырей.
Пролог.
Ветер, несущий какой-то пыльный аромат степных трав. Вечер, небо без
единого облачка. Духота, постепенно уходящая, ночной свежестью сменяемая...
Старый степной курган. Кто и когда его насыпал? Какой древний народ,
оседло живший, али кочевавший в здешних степях? Кто лежит под этой тяжелой
грудой земли? Эти вопросы могли бы прийти в голову кому угодно, но только не
тем двум парням, что молча сошлись у подножия древнего кургана.
- Здесь и решим, - хмуро молвил один из них, огромного роста, невероятно
широкий в плечах молодой человек. Подстать - и боевое облачение - на коробчатый
панцирь одеты брони булатные, меч на поясе, да булава. Ну и булава! Велика...
Лука не было - зачем он на честном поединке?
- Давно пора! - согласился второй витязь, - На заставе может быть один
старший, и одного только слушать все должны!
Хоть второй воин и был поменьше ростом, да и плечами не так уж широк,
никакого страха в его голосе не ощущалось. Чувствовалось, что витязь знает себе
цену. Или, может, он просто забияка? Столько всего на себя нацепил - и меч с
одной стороны, и сабелька - с другой, и тут кинжал, и там - такой же. За каждым
кожаным голенищем - по ножу метательному, на руках - рукавицы железные...
- С мечами до крови или руками голыми чистой силою? - спросил тот, что
повыше.
- С мечами... - коротко ответил другой.
- До крови иль до раны?
- До смерти!
- Слушай, Сухмат, не хочу я тебя убивать! Давай, будешь...
- Не буду, Рахта, я у тебя младшим - ни другом, ни братом!
- Ладно! - сказал Рахта и вытащил меч.
Его противник почти мгновенно выхватил свой клинок. Но не бросился вперед,
а остался стоять в ожидании. Не спешил и Рахта, молча глядя на соперника. Оба
медлили, следили за движениями друг друга. Это ж не сабельный поединок - где
сошлись - и один мертв, и не кинжальный, где пляшут танец дикий, где все решает
скорость да ловкость. Сейчас предстоял бой другого сорта. Все мог решить и один
удар. Но тот, кто взмахнет мечом первым, первым и раскроется...
Первым начал Сухмат. Секунды ожидания сменились вечностью, и витязь не
выдержал, первым бросился в нападение. Рахта не растерялся. Меч прочертил дугу
слева направо, и на плече Сухмата появилась первая рана. Но тот, казалось даже
не заметил этого. Ловко уйдя под удар, он сделал ложный выпад и толкнул Рахту
плечом. Витязь покачнулся, но на ногах устоял. Зато пропустил мощный колющий
удар. Доспехи, конечно выдержали, но в груди зарделся пожар, наверное треснули
ребра. Капли пота скатились по лицу, Сухмат стиснул зубы и бросился на
противника. Рахта не ожидал внезапного нападения от потерявшего ориентацию
противника, меч двигался слишком медленно, а Сухмат летел, как молния и
остановить его могло только чудо. И чудо случилось. Толи судьба распорядилась
так, толи просто везение оставило витязя, но Сухмат вдруг споткнулся. Удар,
способный рассечь противника надвое сорвался, и меч, прочертив дугу, снова
опустился на плечо Рахте, лишь слегка покоробив доспех.
Удивительно, шло время, а противники, казалось, и не уставали. Впрочем,
неизвестно, что там казалось. Руки Рахты были в крови - в своей крови, уже не
один удар Сухмата достигал его предплечий - того самого места, куда бьет почти
блокированный клинок. Пару раз закашлялся и Сухмат - у него уже было сломано
одно или два ребра, да и ключица подозрительно побаливала...
Взошла луна - полная, круглая луна. К чему бы