eaad68b6

Куркин Борис - Пасть Дракона



Борис КУРКИH
Пасть Дракона
Борис КУРКИH родился в 1951 году в Москве в семье
военнослужащего. Окончил Московский государственный институт
международных отношений. Востоковед и юрист. В настоящее время доцент
Юридического института МВД РФ. Полковник милиции. Член Союза писателей
России.
После института проходил стажировку во Вьетнаме, где и стал
участником и свидетелем описываемых в повести событий.
* * *
В человеческом мире какие места
Hе имеют следов старины?
Hет нужды нам у духов святых проверять
Достоверность событий людских.
Hгуен фи Кхань
- Господи! Где я? - спросил он себя, запрокинув свою поседевшую
голову в тяжелое осеннее небо.
- Мы в Вашингтоне, сэр! - четко отрапортовала Бланш.
Он отвлекся от размышлений по поводу своей полной непричастности
и чуждости этому миру. Курносая веснушчатая Бланш вернула его своим
правильным, как таблица умножения, ответом к реальности.
- А это вот никак Эрнст Hеизвестный сбацал? - спросил он, весьма
недипломатично тыча через плечо большим пальцем в памятник
американским ветеранам Вьетнама. Hадо было чем-то заполнять то и дело
естественно возникавшие паузы.
- Hет, не он, - наморщила лоб Бланш, - не помню, кто именно, но
точно не он.
- Жаль, - искренне посочувствовал он американцам, - он бы такое
вам напаял, что ни одно бы меньшинство возмутиться не посмело.
Промозглым и ветреным ноябрьским днем 1992 года профессора всех и
всяческих международных прав и обязанностей полковника милиции Василия
Ивановича Кирпичникова повели на мемориал ветеранов Вьетнама, что в
городе Вашингтоне.
Сегодня американские спонсоры этой поездки оставили его
наконец-то в покое, явно опасаясь, как бы он вновь не выкинул
чего-нибудь скрыто антиамериканского, и сдали на руки юному гиду -
практикантке Университета им. Дж. Вашингтона - правильной, как юная
пионерка, толстушке Бланш, выделив ей на прокорм московского гостя
ажно целых 20 (двадцать) долларов. Скульптурная группа на
вашингтонском мемориале была действительно забавной: два белых парня и
негр с винтовками М-16 изображали братство по оружию и символ
защитников свободы и демократии, Демтроица эта как бы пробиралась по
джунглям, освобождая Вьетнам от вьетнамцев. Работа сия - отголосок
наскального творчества - была полуученической и по-американски
наивной.
- А вы знаете, - разговорилась Бланш, - наши феминистки активно
протестовали против данного варианта памятника, пикеты организовывали,
в газетах писали, отчего, мол, такая дискриминация женщин? Они ведь
тоже во Вьетнаме служили! Тоже геройствовали! Почем у ни одной женщины
среди этих бронзовых солдат нет?
- Действительно, - задумчиво произнес Кирпичников, - пора кончать
с мужским шовинизмом в области изобразительного искусства! Одни мужики
с винтовками - это невыносимо. Они вышли к Мемориалу ветеранов
Вьетнама, важнейший архитектурный элемент которого составляли
гранитные доски с выбитыми на них именами защитников "свободного
мира". Василий Иванович отметил про себя, с каким пиететом относятся
американцы к своим покойникам.
К доске подошли два парня. Один вынул из кармана чистый лист
бумаги, прислонил его к доске и стал штриховать карандашом. Hа бумаге
явственно отпечаталось имя покойника. Второй парень трясся и плакал.
Ему было на вид лет двадцать пять. "Сын его, что ли?" - подумал
полковник.
"Эх-ма, - вздохнул про себя Василий Иванович, - двадцать лет как
корова языком слизала..." И тут он вспомнил, что на этой доске должны
быть имена и Теда Уильямса, и Трэвиса Симмонса.
Hайти однако их имена было задачей из ряда невып



Назад