eaad68b6

Курков Андрей - Игра В Отрезанный Палец



Андрей Курков
Игра в отрезанный палец
Киев. 21 мая 1997 года. Ночь.
Сержант Воронько любил свою маленькую уютную стеклянную будочку ГАИ в
самом центре столицы - на площади Независимости. Особенно любил ее по ночам,
когда перед ним отдыхала от колес проезжая часть Крещатика, когда, выйдя из
будки покурить, он вдруг замечал, что городская тишина звенит. В отличие от
родной сельской, которая стелется звуконепроницаемым покрывалом. В селе далекий
случайный лай какого-нибудь пса разлетелся б на километры, разбив тишину
вдребезги. В городской тишине этот лай бы просто утонул, никем не услышанный:
она бы просто поглотила любой шум.
Ночной город, которого все так почему-то боятся, беззащитно лежал перед
сержантом и вызывал чувство любви и гордости. Воронько ощущал себя его
защитником, охранником, телохранителем. Он был похож на заботливого хозяина. И
хозяйство у него было большое и разнообразное: и главпочтамт, и фонтаны, и даже
красный рекламный дирижабль с надписью "Кока-Кола", болтавшийся над землей на
привязи рядом с местом, где когда-то стоял памятник Ленину.
Посмотрев на часы - а было уже полтретьего, - сержант Воронько выложил из
своего портфеля на пульт компьютер "Ноутбук", раскрыл его. Этот компьютер
подарил ему кум, работавший в налоговой полиции. Конечно, подарил не так
просто, а в благодарность за то, что сержант помог ему оформить пригнанную из
Германии машину. Все бы ничего, но она оказалась ворованной и с фальшивыми
документами. А так - машина высший класс. "Опель кадетт". Кум теперь на ней
иногда в гости приезжает. Теперь она уже "чистая". Один приятель дал бумагу,
что машина в розыске за границей не числится, другой оформил все, как
полагается. И все по дружбе - ну посидели, выпили, договорились вместе без жен
на рыбалку с ночевкой. Все по-человечески, по-братски.
И вот теперь он может по ночам не только любоваться пустынным Крещатиком,
но и в карты с компьютером играть: в девятку. Или пасьянс раскладывать. Кум все
показал. Правда, умный, собака, этот компьютер. Обычно выигрывает он у
сержанта. Но ведь не человек это, так что и проиграть ему не стыдно. Тут уж
никаких обид.
Включил сержант свой "Ноутбук", нажал по заученному порядку нужные
клавиши, и появился на экране смешной человечек с колокольчиком. Позвонил, и
перед сержантом возникли его карты. Хорошие карты, с такими глупо не выиграть.
Сделал сержант первый ход, как вдруг на пульте загорелась лампочка, и в
ночную тишину стеклянной будочки ворвался хриплый механический голос рации:
"Седьмой! Срочно прибыть на пост одиннадцать!"
Сержант взял рацию в руку. Сказал "слушаюсь" и вздохнул. Не дали ему
насладиться игрой.
Выключил он компьютер, положил его обратно в портфель. Сел в ГАИшные
"жигули", стоявшие у бровки метрах в пяти от будки, и поехал. Пост номер
одиннадцать был недалеко - на Печерске. Если туда и обратно, то он еще не одну
игру с компьютером успеет до смены сыграть.
Минут через пять после того, как опустела будочка ГАИ на площади
Независимости, с холма напротив взлетел рекламный дирижабль "Кока-Колы".
Поднимался он над Крещатиком тяжело и медленно. Под ним на канате болталось
вытянутое человеческое тело.
Безветренная ночь позволила дирижаблю утащить свой груз под невидимый
небесный купол города.
Сержант Воронько уже подъезжал к Печерскому мосту, как вдруг из рации
донесся знакомый хриплый голос:
- Седьмой! Отбой! Можешь возвращаться!
Воронько только покачал головой. Развернулся на пустой дороге и поехал
назад на



Назад