eaad68b6

Курочкин Николай - Орден Дальнейших Успехов



НИКОЛАЙ КУРОЧКИН
ОРДЕН ДАЛЬНЕЙШИХ УСПЕХОВ
1
Педагогическое училище имени К. Д. Ушинского не зря счи-
тают одним из лучших в стране. За восемьдесят лет своего су-
ществования "Ушинка" дала стране не только семь с половиной
тысяч учителей начальных классов, воспитателей детсадов,
преподавателей рисования, пения и физкультуры - но и немало
людей, чьи имена известны у нас каждому, И традиционное по-
желание "дальнейших успехов", с которым директорша вручала
выпускникам дипломы, было больше, чем просто формулой.
Но Колька Руколапов только криво усмехнулся в ответ на
слова Анны Степановны: его-то "дальнейшие успехи" не ожида-
ли.
Учись он в рядовом педучилище, учи его унылые неудачники
- он бы, пожалуй, стал заурядным школьным учителем и до пен-
сии добросовестно загонял бы в единое гладенькое русло буй-
ные потоки ребячьей фантазии. Но в "Ушинке" учили талантли-
вые люди - и Колька, незадолго до диплома, понял: его любовь
- без взаимности.
Он любит живопись, но она его - ничуть. И если он человек
честный, надо отработать после училища положенные три года и
искать другое ремесло.
Ведь - этому-то его выучили, - ведь чтобы учить детей ри-
совать, надо иметь два таланта. Талант учить и талант худож-
ника.
Иначе от твоей деятельности будет людям бред, а не поль-
за. Ну, педагогической жилки у Руколапова никогда не было. В
училище он пошел, чтобы стать художником. Не стал. Какие уж
тут могут быть "дальнейшие успехи"?
Он отпреподавал год, отслужил в танковых, уволился в за-
пас... Самое бы время переучиваться - но как-то очень быстро
он влюбился и женился. Надо было кормить семью - и он пошел
вкалывать в художественные мастерские.
Вроде бы все шло отлично: заработок неплохой, начальство
им довольно и Заказчики не обижаются. Но сам-то он знал: ли-
па это, им сделанные плакаты и транспаранты не только никого
не поднимут на то, к чему зовут, но и обессмыслят правильные
слова, на них написанные. И огромное панно на развилке ав-
тострад не станет визитной карточкой города, не заставит ни-
кого притормозить, чтобы вглядеться.
Это были самые благополучные и самые черные годы его жиз-
ни. Надо было спасать себя. Колька вспомнил свою военную
специальность и пошел на курсы слесарей-наладчиков. Жена ре-
шила, что он с жиру бесится.
Ее портреты в самой разной технике нравились ей, и все
подруги говорили, что здорово похоже. Чего ж еще?
Да и в заработке он потеряет, если в слесари пойдет.
Они поссорились и жена ушла к маме. Через три дня верну-
лась, а через месяц, видя, что муж не сдается, назад в ху-
дожники не собирается, ушла совсем.
Месяца два он крепко тосковал. Потом втянулся, в работу
(цеховым механиком на заводе железобетонных изделий), сми-
рился с одиночеством - и дни пошли за днями ровно и незамет-
но. Завод, правда, работал непрерывно, но именно поэтому
часто бывали свободные дни, можно было работать на пленэре.
То есть, по-русски говоря, на свежем воздухе.
Ведь живопись он так и не бросил. Не смог! Но теперь пи-
сал только для души.
Вскоре, неожиданно для себя, он нашел свою тему в искусс-
тве.
Это было в конце января. Утро было ясное, не очень мороз-
ное.
Ветерок налетал только порывами, из прогалов между дома-
ми.
Руколапов брел со смены через новый микрорайон. Ему было
хорошо и покойно.
Три часа он проторчал, скрючившись, под сломавшимся бло-
ком гравиеподачи - и сейчас шагал с удовольствием, каждой
мышцей и каждой жилочкой ощущая прелесть прямохождения.
Вдруг слева потянуло



Назад