eaad68b6

Кутехов Александр - Если Б Не Было Войны



Александр Кутехов ака Магистр
Если б не было войны:
Джонни Кальвин сидел перед монитором, потягивая крепчайший кофе. Это была
уже пятая кружка, которую он осушил со вчерашнего вечера... Или с
сегодняшнего утра? Впрочем, какая разница? Он четверо суток сидел за
заданием: одного интересного малого, скажем так. Небольшая прибавка к
жалким подачкам, которые подкидывали ему родители. Для семнадцатилетнего
чернокожего паренька, заканчивающего школу, несколько тысяч зеленых раз в
два-три месяца - весьма неплохо. Нужно всего лишь иметь талант
программиста и ма-аленькую такую хулиганскую жилку настоящего хакера.
Можно позволить себе машину чуть лучше, чем та, которую подарили родители,
ходить в немного лучшие заведения, чем твои сверстники, дарить своей
девчонке более дорогие подарки. Америка - страна равных возможностей.
Только для кого-то они чуть более равные. Джонни сладко потянулся и
взглянул на затянутые плотными шторами окна. Было раннее утро: или поздний
вечер. Впрочем, не важно, все равно он сегодня не собирался выходить на
улицу.
Джонни порылся в стопке компакт-дисков на столе и вытащил одну коробку.
Эту игрушку ему вчера занес соседский парнишка, сопроводив массой
восклицательных знаков. Честно говоря, он не очень любил компьютерные
игры, считая их всего лишь напрасным времяпровождением. Но иногда они
помогали оттянуться, забыть на какое-то время о том, что происходит за
пределами монитора, представить себя то крутым парнем, вроде Сидди с
соседнего квартала, то гениальным полководцем или пилотом космического
корабля. На коробке были нарисованы серьезные ребята в серых мундирах,
отстреливающиеся от наседавшей толпы ребят в синем. Все это венчала
надпись 'Север против Юга'. Не так давно Джонни прошел одну игру
производства великого Мэйера на ту же тему. Он уважал этого мужика, как
программиста. А игры: ну что игры, тоже способ показать себя.
Он сунул диск в жадно распахнутую пасть 'подставки для кофе' и легким
движением 'мыши' запустил игру. Лениво пощелкал клавишами, потом еще,
потом еще. И понесло. Через несколько часов Джонни с трудом оторвался от
компьютера и снова взглянул на шторы. За окном мало что изменилось, все то
же раннее утро или поздний вечер. На экране войска Соединенных Штатов
наголову разгромили Конфедератов. Джонни не понимал байкеров, носящихся
как угорелые с конфедеративными флагами, поскольку всей душой сочувствовал
северянам. Как никак эти ребята воевали и за его свободу тоже, за право
избираться и быть избранным. Представляете, Джонни Кальвин - первый черный
президент! Звучит. Поэтому он всегда играл за северян, с успехом громя
армии южан.
Но сегодня, наверно из-за отлично выполненной работы, на него напало
добродушие, и Джонни решил сыграть пару битв за Конфедератов. Хуже от
этого не будет. Он перезагрузил игру, покликал 'мышкой' и снова погрузился
в пучину порохового дыма, ржанья лошадей и криков раненых.
А где-то далеко-далеко, куда никогда не залететь самому мощному
космическому крейсеру, пробудилась и защелкала Великая Машина. Мигание
индикаторов и щелчки реле учащались, пока не превратились сумасшедшую
круговерть света и звука.
Что-то неуловимо изменилось. Джонни сидел перед трюмо с огромным зеркалом
с тряпкой в руке и тупо разглядывал свою удивленную физиономию. Только что
здесь, на этом месте стоял его любимый компьютер, который он собрал
буквально по винтику. Вот здесь, на полу, находилась кофеварка, а там, в
углу - телевизор и кровать. И шторы были не т



Назад